?

Log in

книжка вышла: Альберт Шпеер. Шпандау, тайный дневник. - А сейчас мы остановим всё производство ROCKWOOL в Дании! [entries|archive|friends|userinfo]
Сергей Баранчеев

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

книжка вышла: Альберт Шпеер. Шпандау, тайный дневник. [Sep. 21st, 2010|10:06 pm]
Сергей Баранчеев
[Tags|]

(М.: Захаров, 2010. 520 с. 2000 экз.)

Шпеер - гитлеровский министр военной промышленности в 1942-45, осуждён Нюрнбергским трибуналом.
Описывает жизнь в "самой охраняемой тюрьме мира", свою и своих подельников по Нюрнбергу.
(Хотя само название книги абсурдно: что это за самая охраняемая тюрьма в мире, где заключённые мог много лет вести тайный дневник и передавать малявы на волю...)

Интересно. Западные союзники неплохо грели социально-близких (хотя и не об этом книжка, но глаз режет)

"19 марта 1953
В темноте Функ (заместитель Геббельса, затем министр экономики) протягивает мне кружку и шепчет:
- Пейте скорее!..
Где он раздобыл такой превосходный коньяк? (стр. 262)

24 апреля 1953
Функ рассказал мне, что случилось:
- Санитар достал из кармана фляжку и вылил её содержимое мне в кружку. Коньяк! Русский стоял за дверью, но что-то заметил. Он схватил кружку, понюхал - и побежал за санитаром. Но по привычке сначала запер меня. И я остался один на один со своим коньяком. Кружка была полной - огромное количество. Я поднёс её к губам и выпил одним глотком. Залпом! (стр. 264-265)

9 мая 1953
В свой день рождения Ширах (лидер Гитлерюгенда, затем гауляйтер Вены) выпил полбутылки коньяка. Теперь он в полубессознательном состоянии сидит на кровати. (стр. 266)

14 ноября 1953
Около полудня Функ вернулся от врача. Он сидел в медицинском кабинете и тихо скулил: "Это было ужасно, я чуть не падал от слабости!" Увидев меня, он вскочил на ноги. "Вы здесь? Один? Дайте мне глоток коньяка! Скорей! Ах, как хорошо". Внезапно мы услышали шаги. Функ тотчас упал на стул и стал причитать умирающим голосом: "Ужасно, ужасно! Кто-нибудь, помогите мне!" Как только шаги удалились, он торопливо сказал: "Ещё один глоток и сигару!" (стр. 272)

25 декабря 1953
В камеру врывается Донахью (американский охранник), ставит на стол маленькую бутылочку коньяка и кладёт плитку швейцарского шоколада. Со скоростью света он с той же целью обегает других заключённых, кроме Гесса, который, как всегда, отказывается... Ощущение, что паришь высоко над землёй. (стр. 275-276)

7 января 1954
Функ широко улыбается и достаёт из-под матраца плоскую фляжку.
- Вот! Одно сплошное пьянство. (стр. 277-278).

28 февраля 1954
Фредерик (американский охранник) приносит настоящий "Хеннесси" и "Канадиан Клаб" в неограниченных количествах. Временная смена настроения. Дети придут в недоумение от моего цветистого официального письма. Дёниц (главком ВМФ) написал своё воскресное письмо в стихах. (стр. 279)"

И т. д. На ужин давали не только макароны:

"1 августа 1954
Меню нынешнего дня в американском месяце.
На завтрак: яичница из двух яиц с беконом, яблочный джем.
Обед: томатный суп с рисом, свиные котлеты, салат из зелёного перца и картофеля с майонезом, два ломтика ананаса, поллитра цельного молока.
Ужин: жареная индейка с фасолью, сыр, ломтик дыни.
И каждый раз кофе со сливками и восхитительный белый хлеб". (стр. 290)

(и, как известно, более половины осуждённых немецких военных преступников были освобождены досрочно)
linkReply

Comments:
[User Picture]From: Галина Черник
2012-07-08 08:13 am (UTC)
Почему-то у нас русских взгляд сразу падает только туда, где идёт речь об алкоголе, а книга то действительно не об этом. Да и Шпеер досрочно не освобождался, полностью признал на процессе свою вину и просидел свои 20 лет от звонка до звонка. Я читаю это и у меня возникает закономерный вопрос: а почему за репрессии сталинского времени и за геноцид нашего родного народа никто не ответил? Почему нам жалко макаронов, которые съели в тюрьме Шпеер и другие заключенные, а руководители сталинских лагерей спокойно ушли на заслуженные пенсии, получили правительственные дачи, я думаю, а сейчас продвигают своих детей на высокие посты в хороших местах. Как здорово ненависть к фашизму отвлекает нас от собственных проблем и пробелов в собственной истории.
(Reply) (Thread)